Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4


Но пора уже спросить: что фактически представляет собой загадочный проект, который Магеллан и Фалейру втихомолку, как будто заговорщики, дискуссируют поблизости Лиссабонского дворца? Что в нем такового нового, доныне необычного? Что делает его настолько Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 принципиальным и принуждает их поклясться друг дружке в нерушимости потаенны? Что в этом проекте такового небезопасного, что вынуждает их прятать его, как будто отравленное орудие? Ответ на этот вопрос сначала разочаровывает Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4. Ибо новый проект - не что другое, как та идея, с которой Магеллан некогда возвратился из Индии и которую в нем разжигал Серрано: идея достигнуть богатейших , плывя не в восточном направлении, вокруг Африки, как Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 это делают португальцы, а с запада, другими словами огибая Америку. На 1-ый взор в этом нет ничего нового. Еще Колумб, как понятно, отправился в плавание не для того, чтоб открыть Америку, о существовании Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 которой тогда еще не подозревали, а стремясь достигнуть Индии. И когда весь мир уже сообразил, что Колумб находится в заблуждении (сам он так и не понял этого и всю жизнь Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 был убежден, что высадился в одной из провинций китайского богдыхана), Испания из-за этого случайного открытия никак не отказалась от поисков пути в Индию, ибо за первыми минутками радости последовало обидное разочарование. Заявление пылкого Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 фантаста Колумба, что на Сан-Доминго и Эспаньоле золото пластами лежит под землей, оказалось враньем. Там не отыскали ни золота, ни пряностей, ни даже - тщедушные краснокожие не годились в невольники. Покуда Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 Писарро еще не разграбил сокровищниц инков, покуда еще не была начата разработка Потосийских серебряных рудников, открытие Америки не представляло - в коммерческом отношении - никакой ценности, и алкавшие золота кастильцы были меньше заинтересованы в Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 колонизации и покорении Америки, чем в том, чтоб, обогнув ее, как можно быстрее попасть в райские края драгоценных камешков и пряностей. Согласно распоряжениям короля, безпрерывно длилось пробы обогнуть вновь открытую terra firma Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, чтоб до этого португальцев ворваться в подлинную сокровищницу Востока, на . Одна экспедиция следовала за другой. Но скоро испанцам при поисках пути в желанную Индию довелось пережить то же разочарование, что и некогда португальцам при Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 первых попытках обогнуть Африку. Ибо и эта вновь открытая часть света, Америка, оказалась куда более широкой, чем можно было представить сначала. Всюду, на юге и на севере, где бы их Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 суда ни пробовали прорваться в Индийский океан, они наталкивались на неодолимую преграду - земную твердь. Всюду, как обширное бревно поперек дороги, лежит перед ними этот протяженный континент Америка. Прославленные конквистадоры напрасно пытали счастья, силясь Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 отыскать где-нибудь проход, пролив - paso, estrecho. Колумб в 4-ое свое плавание поворачивает к западу, чтоб вернуться через Индию, и наталкивается все на ту же преграду. Экспедиция, в какой участвует Веспуччи, настолько Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 же напрасно исследует все побережье Южной Америки - чтоб пробраться к , Молуккским островам. Кортес в четвертой собственной торжественно обещает императору Карлу находить проход у Панамы. Кортереал и Кабот направляют свои суда вглубь Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 Ледовитого океана, чтоб открыть пролив на севере, а Хуан де Солис, думая найти его на юге, далековато движется вверх по Ла-Плате. Но напрасно! Всюду, на севере, на юге, в полярных зонах и тропиках Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 все тот же незыблемый вал - земля и камешки. Постепенно начинает исчезать всякая надежда из Атлантического океана просочиться в тот, другой, некогда увиденный Нуньесом де Бальбоа с панамских высот. Уже Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 космографы вычерчивают на картах Южную Америку сращенной с Южным полюсом, уже бессчетные суда потерпели крушение во время этих бесплодных поисков, уже Испания примирилась с идеей навеки остаться отрезанной от земель и морей богатейшего Индийского Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 океана, ибо нигде, решительно нигде не находится желанный paso - со страстным упорством разыскиваемый пролив.

Тогда вдруг этот неизвестный, неказистый капитан Магеллан возникает из неизвестности и с пафосом полнейшей убежденности заявляет: .

Теперь-то Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 мы и оказываемся перед лицом той потаенны Магеллана, которая в продолжение веков занимает ученых и психологов. Сам по для себя, как сказано, проект Магеллана никак не отличался оригинальностью: фактически говоря, Магеллан стремился к Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 тому же, что и Колумб, Веспуччи, Кортереал, Кортес и Кабот. Итак, нов не его проект, но та не допускающая возражений уверенность, с которой Магеллан утверждает существование западного пути в Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 Индию. Ведь с самого начала он не гласит робко, как те, другие: . Нет, он с стальной уверенностью заявляет: .

Но каким образом Магеллан - в этом-то и загадка - мог наперед знать, где размещен этот напрасно разыскиваемый Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 всеми другими мореплавателями пролив? Сам он во время собственных путешествий никогда даже не приблизился к берегам Америки, как и его товарищ Фалейру. Если он с таковой определенностью утверждает наличие пролива - означает, о Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 его существовании и географическом положении он мог выяснить только от кого-нибудь из собственных предшественников, видевших этот пролив. Но раз другой мореход лицезрел его до Магеллана тогда ситуация очень щекотлива! Тогда Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 Магеллан совсем не прославленный герой, каким его увековечила история, а всего-навсего плагиатор, грабитель чужой славы. Тогда Магелланов пролив так же несправедливо назван именованием Магеллана, как Америка несправедливо названа именованием не открывшего Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 ее Америго Веспуччи.

Итак, потаенна истории Магеллана в сути исчерпывается одним вопросом: от кого и каким методом умеренный португальский капитан получил настолько надежные сведения о наличии пролива меж 2-мя океанами Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, что сумел обязаться выполнить то, что до тех пор числилось невозможным, а конкретно: кругосветное плавание? 1-ое упоминание о данных, на основании которых Магеллан твердо уверовал в фуррор собственного дела, мы находим у Антонио Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 Пигафетты, преданнейшего его спутника и биографа, который докладывает последующее: даже когда вход в этот пролив уже был у их перед очами, никто во всей флотилии не веровал в существование подобного соединяющего океаны Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 пути. Только уверенность самого Магеллана нереально было поколебать в ту минутку, ибо он, мол, точно знал, что таковой, никому не узнаваемый пролив существует, а знал он об этом благодаря начертанной известным космографом Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 Мартином Бехаймом карте, которую он в свое время разыскал в секретном архиве португальского короля. Это сообщение Пигафетты само по себе полностью заслуживает доверия, ибо мы знаем, что Мартин Бехайм вправду до самой Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 собственной погибели (1507) был придворным картографом португальского короля, как знаем и то, что неразговорчивый искатель Магеллан смог получить доступ в этот скрытый архив.

Но поиски разгадки становятся все более интересными: этот Мартин Бехайм лично не Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 воспринимал роли ни в какой заокеанской экспедиции и поразительную известие о существовании paso в свою очередь мог выяснить только от других мореплавателей. Означает, и у него были предшественники. Тогда вопрос усложняется. Кто Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 же были эти предшественники, эти безвестные мореплаватели? Кому же, в конце концов, принадлежит честь открытия? Может быть ли, чтоб какие-то португальские суда еще до производства этих карт и глобусов достигнули Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 загадочного пролива, соединяющего Атлантический океан с Тихим? И что все-таки? Неоспоримые документы подтверждают, что вправду сначала века несколько португальских экспедиций (одну из их аккомпанировал Веспуччи) исследовали побережье Бразилии, а может быть Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, даже и Аргентины. Только они и могли узреть paso.

Но этого не много - появляется новый вопрос: как далековато просочились эти загадочные экспедиции? Взаправду ли спустились они до самого прохода, до Магелланова пролива? Мировоззрение Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, что другие мореходы до Магеллана уже знали о существовании paso, длительное время основывалось только на упомянутом сообщении Пигафетты да еще на сохранившемся и доныне глобусе Иоганна Шенера, на котором - как это Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 ни умопомрачительно - уже в 1515 году, как следует за длительное время до отплытия Магеллана, ясно обозначен пролив на юге (правда, совсем не там, где он находится в реальности). Но все это Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 не помогает нам уяснить, от кого же получили эти сведения Бехайм и германский ученый, ибо в ту эру величавых открытий любая цивилизация, из коммерческой ревности, неусыпно следила, чтоб результаты экспедиции сохранялись в тайне Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4. Латовые записи кормчих, судовые журнальчики капитанов, карты и портуланы немедля сдавались в Лиссабонскую Tesoraria. Повелитель Мануэл указом от 13 ноября 1504 года под ужасом смертной экзекуции воспретил .

Когда вопрос о приоритете, ввиду совершенной Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 его праздности, уже будто бы заглох, внезапная находка более позднего времени пролила свет на то, кому конкретно Бехайм и Шенер, а в конечном счете и Магеллан должны своими географическими сведениями. Эта находка Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 представляла собой всего только написанную на прескверной бумаге немецкую листовку, озаглавленную: ();

эта листовка оказалась донесением, посланным из Португалии сначала шестнадцатого века наикрупнейшему торговому дому Вельзеров в Аугсбурге одним из его португальских представителей; в нем Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 на отвратительнейшем германском языке сообщается, что некоторое португальское судно, на примерно сороковое градусе южной широты открыло и обогнуло некоторый cabo, другими словами мыс, , и что за этим cabo по направлению с востока Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 на запад размещен широкий пролив, напоминающий Гибралтар; он тянется от 1-го моря до другого, так что нет ничего легче, как этим методом достигнуть Молуккских островов - . Итак, это донесение точно утверждает Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, что Атлантический и Тихий океан соединены меж собой - quod erat demonstrandum. 32

Тем загадка, казалось, была в конце концов решена, и Магеллан совсем изобличен в плагиате, в присвоении открытия, изготовленного до него. Ведь, безусловно, Магеллан Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 был ознакомлен о результатах той предшествовавшей португальской экспедиции не ужаснее, чем неведомый представитель германских судовладельцев и живущий в Лиссабоне аугсбургский географ; а в таком случае вся его награда перед мировой историей Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 сводится к тому, что он благодаря собственной энергии смог кропотливо охраняемую тайну сделать доступной всему населению земли. Итак, ловкость, стремительность, нецеремонное внедрение чужих достижений - вот, видимо, и вся потаенна Магеллана.

Но Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, как ни умопомрачительно, появляется очередной, последний вопрос. Ведь сейчас нам понятно то, что не было понятно Магеллану: участники той португальской экспедиции в реальности не достигнули Магелланова пролива, их сообщения, которым доверился Магеллан, так же Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 как Мартин Бехайм и Иоганн Шенер, по сути основывались на недоразумении, на просто понятной ошибке. Что конкретно (тут мы доходим до самой сущности задачи) лицезрели те мореходы на сороковом градусе южной широты Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4? Что фактически докладывает, нам ? Только то, что эти мореходы примерно на сороковом градусе южной широты открыли морской залив, по которому они плыли двое суток, не видя ему конца, и что, до того Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 как они достигнули его предела, буря прогнала их вспять. Как следует, то, что они лицезрели, было началом некоего аква пути, который они сочли, но сочли зря, тем проливом, что соединяет два океана. Ведь Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 реальный пролив размещен - это понятно со времен Магеллана - на 50 втором градусе южной широты. Что все-таки лицезрели эти безвестные мореходы под сороковым градусом? Тут существует довольно обоснованное предположение, ибо тому, кто в Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 первый раз своими очами изумленно увидел обширный, широкий, как море, простор Ла-Платы при впадении ее в океан - только тому понятно, что не случайным, а подлинно неминуемым заблуждением было счесть это Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 великанское речное устье заливом, морем. Разве менее чем естественно, что мореплаватели, никогда не встречавшие в Европе настолько огромного аква потока, лицезрев эту неоглядную ширь, заблаговременно возликовали, решив, что это-то и Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 есть желанный пролив, соединяющий два океана? Наилучшим подтверждением, что кормчие, на которых ссылается ,

приняли великанскую реку за пролив, служат упомянутые нами карты, начертанные в согласовании с их сообщениями. Ведь если б Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 они, эти безвестные кормчие, пробравшись далее на юг, отыскали, не считая реки Ла-Платы, и Магелланов пролив - другими словами реальный paso, они должны могли быть на собственных портуланах, а Шенер - на собственном глобусе обозначить Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 также и Ла-Плату, этого гиганта посреди аква потоков земного шара. Но на глобусе Шенера, как и на других узнаваемых нам картах Ла-Плата не обозначена, а на ее месте, как раз под Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 этим же градусом широты, нанесен сказочный пролив - paso. Тем вопрос выяснен до конца. Осведомители чистосердечно заблуждались. Они стали жертвами тривиальной и понятной ошибки, ну и Магеллан поступил более честно Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, утверждая, что у него имеются достоверные данные о существовании некоего paso. Когда он, руководствуясь этими картами и сообщениями, создавал собственный превосходный проект кругосветного плавания, он просто был введен в обман самообманом других Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4. Заблуждение, в которое он честно уверовал - вот что в конечном счете составляло тайну Магеллана.

Но не нужно презирать заблуждений! Из безрассуднейшего заблуждения, если гений коснется его, если случай будет управлять им, может Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 произрасти величайшая правда. Сотками, тыщами насчитываются во всех областях познания величавые открытия, возникшие из неверных гипотез. Никогда Колумб не решился бы выйти в океан, не будь на свете карты Тосканелли, до бреда ошибочно Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 определявшей объем земного шара и обманчиво твердившей ему, что он в кратчайший срок достигнет восточного побережья Индии. Никогда Магеллан не смог бы уговорить монарха предоставить ему флотилию, если б не веровал с Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 таким невразумительным упрямством неверной карте Бехайма и умопомрачительным сообщениям португальских кормчих. Только веря, что он обладает познанием потаенны, Магеллан мог разгадать величайшую географическую тайну собственного времени. Только всем сердечком отдавшись преходящему заблуждению Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, он открыл непреходящую правду.

^ Мысль МАГЕЛЛАНА ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ

20 октября 1517 г.- 22 марта 1518 г.

Сейчас Магеллан стоит перед ответственным решением. У него есть план, равного которому по смелости не вынашивает в сердечко ни один мореплаватель его Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 времени, и вприбавок у него есть уверенность - либо ему кажется, что она есть - что благодаря имеющимся у него особенным сведениям этот план неизбежно приведет его к цели. Но как выполнить настолько дорогостоящее и Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 опасное предприятие? Монарх его родной страны от него отвернулся; на поддержку знакомых португальских судовладельцев навряд ли можно рассчитывать: они не осмелятся доверить CBОИ

суда человеку, заслужившему немилость двора. Итак, остается один Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 путь: обратиться к Испании. Там, и только там может Магеллан рассчитывать на поддержку, только при том дворе его личность может иметь некий вес, ибо он не только лишь привезет с собой драгоценные сведения из Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 Лиссабонской Tesoraria, да и представит Испании - что более принципиально для загаданного им дела - подтверждения моральной правоты ее претензий. Его приятель Фалейру вычислил (так же некорректно, как некорректно был информирован Магеллан), что Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 находятся не в границах португальского владычества, а в области, отведенной папою Испании, и почему являются собственностью испанской, а не португальской короны. Богатейшие в мире острова и кратчайший путь к ним предлагает безвестный португальский капитан Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 в дар императору Карлу V. Вот почему быстрее, чем где-либо, он может рассчитывать на фуррор при испанском дворе. Там, и только там может он выполнить величавое предприятие, план всей Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 собственной жизни, хоть и знает, что безжалостно за это рассчитается. Ибо, если Магеллан сейчас обратится к Испании, ему придется, как свою кожу, содрать с себя великодушное португальское имя Магельаеш. Португальский повелитель немедля ввергнет Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 его в опалу, и он веками будет слыть посреди собственных сограждан изменщиком -traidor, перебежчиком -transfuga; и по правде, добровольческий отказ Магеллана от португальского подданства и его продиктованный отчаянием переход на Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 службу другой державы несравненны с поведением Колумба, Кабота, Кадамосты либо Веспуччи, также водивших флотилии чужих монархов в заокеанские экспедиции. Ведь Магеллан не только лишь покидает родину, но - умолчать об этом нельзя - наносит ей вред Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, передавая в руки злейшему конкуренту собственного короля , уже занятые его соотечественниками. Он поступает не только лишь смело - поступает непатриотично, сообщая другому государству морские потаенны, завладеть которыми ему удалось только благодаря доступу в Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 Лиссабонскую Tesoraria. В переводе на современный язык это значит, что Магеллан, португальский дворянин и прошлый капитан португальского флота, сделал грех более тяжкое, ежели офицер нашего времени, передавший мобилизационные планы и скрытые Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 карты генерального штаба примыкающему агрессивному государству. И единственное событие, которое присваивает его неприглядному поведению узнаваемый колер величия, состоит в том, что он перебежал границу не трусливо и опасливо, как контрабандист, а Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 предался противнику с поднятым забралом, в сознании всех ожидающих его поношений.

Но творческая личность подчиняется иному, более высочайшему закону, чем закон обычного долга. Для того, кто призван совершить величавое деяние, выполнить открытие либо подвиг Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, двигающий вперед все население земли, для того подлинной родиной является уже не его отечество, а его деяние. Он чувствует себя ответственным в конечном счете только перед одной инстанцией - перед той задачей, которую Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 ему предназначено решить, и он быстрее позволит для себя презреть муниципальные и временные интересы, чем то внутреннее обязательство, которое возложили на него его особенная судьба, особенное дарование. Магеллан понял свое призвание на середине Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 актуального пути после многих лет верного служения собственному отечеству. И потому что его отечество отказало ему в способности воплощения его планов, то он был должен сделать своим отечеством свою идею. Он Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 решительно уничтожает свое преходящее имя и свою штатскую честь, чтоб воскреснуть и раствориться в собственной идее, в собственном бессмертном подвиге.

Пора выжидания, терпения и обдумывания для Магеллана кончилась. Осенью 1517 года его дерзновенное решение Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 претворяется в дело. Временно оставив в Португалии собственного наименее отважного напарника - Фалейру, Магеллан перебегает Рубикон собственной жизни - испанскую границу; 20 октября 1517 года совместно со своим невольником Энрике, уже долгие и длительные годы провождающим Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 его как тень, он прибывает в Севилью. Правда, Севилья в этот момент не является резиденцией нового короля Испании, Карлоса I, в качестве владыки Старенького и Нового Света называемого нами Карлом V. Восемнадцатилетний Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 монарх только-только прибыл из Фландрии в Сантандер и находится на пути в Вальядолид, где с середины ноября хочет доказать собственный двор. И все таки время ожидания Магеллану нигде не Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 провести лучше, чем в Севилье, ибо эта гавань - порог в новейшую Индию; большая часть кораблей отчаливает на запад от берегов Гвадалквивира, и настолько велик там наплыв негоциантов, капитанов, маклеров и агентов, что повелитель приказывает Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 организовать в Севилье необыкновенную торговую палату, известную Casa de la Contratacion, которую также именуют Индийской палатой, Domus indica, либо Casa del Oceano. В ней хранятся все донесения, отчетные карты и записи Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 негоциантов и мореходов () 33.

Индийская палата является сразу и товарной биржей и судовым агентством, вернее всего было бы именовать ее управлением морской торговли, бюро справок и консультаций, где под контролем властей договариваются Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, с одной стороны, дельцы, финансирующие морские экспедиции, с другой - капитаны, желающие возглавить эти экспедиции. Так либо по другому, но каждый, кто затевает новейшую экспедицию под испанским флагом, сначала должен обратиться в Casa de la Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 Contratacion за разрешением либо поддержкой.

О необыкновенной выдержке Магеллана, его превосходном умении молчать и выжидать идеальнее всего свидетельствует уже то, что он не спешит совершить этот неизбежный шаг; чуждый Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 фантазерства, расплывчатого оптимизма либо тщеславного самообольщения, всегда все точно рассчитывающий, психолог и реалист, Магеллан заблаговременно взвесил свои шансы и отыскал их недостающими. Он знает, что дверь в Casa de la Contratacion раскроется Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 перед ним, только когда другие руки нажмут за него скобу. Сам Магеллан - кому он тут известен? Что он семь лет плавал в восточных морях, что он сражался под началом Алмейды и Албукерке, не очень Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 много означает в городке, таверны и кабаки которого кишат отставными aventurados и desperados 34, в городке, где еще живые капитаны, плававшие под командой Колумба, Кортереала и Кабота. Что он прибыл из Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 Португалии, где повелитель не пожелал пристроить его к делу, что он эмигрант, строго говоря даже перебежчик, тоже не очень его советует. Нет, в Casa de la Contratacion ему, неведомому, безыменному fuoroscito 35, не окажут доверия Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4; потому Магеллан до поры до времени решает и совсем не переступать ее порога. Он довольно опытен и знает, что в таких случаях нужно. Сначала, как всякий, кто предлагает новый проект, он Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 должен обзавестись связями и . Должен обеспечить для себя поддержку людей влиятельных и имущих, до того как вступить в переговоры с теми, кто держит в собственных руках власть и средства.

Одним из этих нужных знакомств Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 дальновидный Магеллан, видимо, заручился еще в Португалии. Так либо по другому, он встречает гостеприимный прием в доме Дьего Барбосы, тоже некогда вышедшего из португальского подданства и уже в продолжение 14-ти Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 лет занимающего на испанской службе видную должность алькайда (начальника) арсенала. Почетаемое лицо в городке, кавалер ордена Сант-Яго, Барбоса является безупречным поручителем для недавнешнего вторженца. По неким сведениям, Барбоса и Магеллан Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 были родственниками. Но теснее хоть какого родства этих людей с первой же минутки сближает то событие, что Дьего Барбоса за много лет до Магеллана плавал в индийских морях. Отпрыск его, Дуарте Барбоса, унаследовал от отца Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 страсть к приключениям. Он тоже повдоль и поперек избороздил индийские, персидские и малайские воды и даже написал очень ценимую в те времена книжку 36. Эти трое людей тотчас становятся друзьями Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4. Ведь если и в наши деньки меж колониальными офицерами либо бойцами, сражавшимися во время войны на одном участке фронта, устанавливается связь на всю жизнь, то как же теснее сплоченными должны были ощущать себя два-три Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 10-ка ветеранов морской службы, чудом уцелевшие в этих убийственных плаваниях и смертельных опасностях! Барбоса доброжелательно предлагает Магеллану поселиться у него в доме. Проходит мало времени, и дочь Барбосы, Барбара, начинает благорасположенно относиться Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 к тридцатисемилетнему, энергичному, суровому Магеллану. Еще до конца года Магеллан назовет себя зятем алькайда - и тем приобретет в Севилье положение и опору. Утратив права гражданства в Португалии, он вновь Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 обрел их в Испании. С этого момента он считается уже не безродным вторженцем, но vecino de Sevilla - обитателем Севильи. Отлично зарекомендованный дружбой и грядущим родством с Барбосой, богатый приданым супруги, которое составляет 600 тыщ мараведисов, он Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 может сейчас, не задумываясь, перескочить порог Casa de la Contratacion.

О переговорах, которые он там вел, о приеме, который был ему оказан, не сохранилось никаких достоверных сведений. Мы не знаем, в Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 какой мере Магеллан, клятвенным обещанием связанный с Фалейру, раскрыл перед этой комиссией свои планы, и, возможно, только ради грубой аналогии с Колумбом придумали, что комиссия резко отклонила и даже высмеяла его предложение Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4. Достоверно только, что Casa de la Contratacion не возжелала либо не могла за свой ужас и риск отпустить средства на предприятие безвестного вторженца. Мастера обычно с недоверием относятся ко всему из Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 ряда вон выходящему. Вот почему и сейчас одно из решающих событий в истории совершилось не при поддержке знатных учреждений, а кроме их и вопреки им.

Индийская палата - эта важная инстанция - не оказала Магеллану Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 содействия. Даже 1-ая из бессчетных дверей, ведущих в аудиенц-зал короля, не раскрылась перед ним. Правильно, то был сумрачный денек для Магеллана. Напрасен приезд сюда, напрасны советы, напрасны выставленные им Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 выкладки, напрасны сладкоречие и горячность, возможно проявленные им вопреки внутреннему решению. Все резоны Магеллана не смогли вынудить 3-х членов комиссии, 3-х экспертов, с доверием отнестись к его проекту.

Но на войне часто Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, когда военачальник уже считает себя побежденным, уже велит трубить отступление, уже готовится очистить поле битвы, вдруг является посланец и медоточивыми устами докладывает, что противник отошел, уступив поле брани, и тем признал себя побежденным. Тогда - мгновение Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, одно только мгновение, и чаша весов из черной пучины отчаяния взмывает к верхушкам счастья. Такую минутку в первый раз пережил Магеллан, внезапно узнав, что на 1-го из 3-х членов Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 комиссии, вкупе с другими угрюмо и неодобрительно, как ему казалось, выслушавшего проект, последний произвел большущее воспоминание и что Хуан де Аранда, фактор (правитель дел) Casa de la Contratacion, очень желал бы личным Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 образом подробнее выяснить об этом очень увлекательном и, по его воззрению, богатом перспективами плане, почему и просит Магеллана снестить с ним.

То, что восхищенному Магеллану кажется милостью провидения, по сути имеет очень земную Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 подоплеку. Хуану де Аранде, как и всем императорам и королям, военачальникам и негоциантам его времени, нет никакого дела (сколь бы трогательно это ни изображалось в наших исторических книжках для юношества) до исследования Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 земного шара, до счастья населения земли. Не духовное благородство, не бескорыстное одушевление делают из Аранды покровителя этого плана: как опытнейший делец, правитель Casa de la Contratacion просто-напросто почуял в предложении Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 Магеллана прибыльное предприятие. Кое-чем, видимо, импонировал этому опытному человеку безвестный португальский капитан: или ясностью резонов, или уверенной, исполненной плюсы осанкой, или, в конце концов, настолько осязаемой внутренней убежденностью - так либо по другому Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, но Аранда, может быть, разумом, может быть, одним только инстинктом угадал за величием плана возможность величавых барышей. То, что официально, в качестве царского бюрократа, он отклонил предложение Магеллана как невыгодное, не Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 воспрепядствовало Аранде войти с ним в соглашение в качестве личного лица, , как молвят на деловом жаргоне, взяться за финансирование его предприятия либо по последней мере заработать комиссионные на устройстве этого финансирования. Особо Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 добросовестным либо корректным схожий образ действий - в качестве царского бюрократа отклонить проект, а в качестве личного лица из-под полы способствовать его осуществлению - навряд ли можно именовать, и правда, Casa de la Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 Conrtatacion потом завлекла Хуана де Аранду к суду за финансовое роль в этом предприятии.

Магеллан, но, поступил бы очень тупо, если б он вздумал считаться с соображениями морального порядка. На данный момент ему необходимо двигать Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 загаданое дело всеми средствами, без разбора - и в этом собственном критичном положении он, возможно, доверил Хуану де Аранде из собственной и Руй Фалейру потаенны больше, чем ему позволяло их обоюдное Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 клятвенное обязательство. К величавой радости Магеллана, Аранда стопроцентно одобряет его план. Очевидно, до того как поддержать своими средствами и воздействием это рискованное предприятие незнакомого ему человека, он делает то, что хоть Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 какой опытнейший коммерсант и в наши деньки сделал бы на его месте: наводит в Португалии справки, как Магеллан и Фалейру заслуживают доверия. Лицо, которому он отправляет скрытый запрос, не кто другой, как Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 Христофор де Аро, в свое время финансировавший 1-ые экспедиции на юг Бразилии и располагающий обширнейшими сведениями о всякого рода предприятиях и людях. Его отзыв - опять-таки счастливая случайность - оказывается очень подходящим: Магеллан - испытанный Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, сведущий мореплаватель, Фалейру - выдающийся космограф. Таким макаром, устранен последний камень преткновения. С этой минутки правитель Индийской палаты, чье мировоззрение в вопросах мореплавания считается при дворе решающим, берется за устройство дел Магеллана Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, а тем и собственных собственных. В первоначальное приятельство - Магеллан и Фалейру - заходит 3-ий участник; в эту триаду Магеллан в качестве основного капитала вносит собственный практический опыт, Фалейру - теоретические зания, а Хуан де Аранда Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 - свои связи. С той минутки как план Магеллана стал своим делом Аранды, тот уже не упускает ни единой способности. Без промедления пишет он обширное письмо кастильскому канцлеру, в каком излагает значимость Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 этого предприятия, и советует Магеллана как человека . Дальше он сносится с отдельными членами царского совета и устраивает Магеллану аудиенцию. Более того, ретивый посредник не только лишь изъявляет готовность лично аккомпанировать Магеллана в Вальядолид, но ссужает Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 его средствами на расходы по поездке и пребыванию там. В мгновение ока ветер переменился. Превзойдены самые смелые надежды Магеллана. За один месяц он в Испании достигнул большего, чем у себя на Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 родине за 10 лет самоотверженной службы. И сейчас, когда двери царского дворца перед ним уже открылись, он пишет Фалейру, чтоб тот, недолго думая, торопился в Севилью:

все идет как нельзя лучше.

С экстазом Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, казалось бы, должен приветствовать славный астроном беспрецедентный фуррор товарища, с благодарностью заключить его в объятья. Но в жизни Магеллана - в дальнейшем

это ритмическое чередование останется прежним - не бывает погожего денька без Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 грозы. Уже то, что вследствие удачной инициативы Магеллана он, Фалейру, оказывается оттесненным на 2-ой план, видимо, озлобляет этого тяжелодумного, желчного, впечатлительного человека. Негодование очень не достаточно сведущего в прозаических делах звездочета добивается предела, когда он Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 выяснит, что Аранда берется ввести Магеллана во дворец не из 1-го человеколюбия, но выговорив для себя роль в ожидаемых прибылях.

Происходят бурные сцены: Фалейру винит Магеллана в том, что тот Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 нарушил данное им слово и кроме его, Фалейру, согласия выдал тайну третьему лицу. В порыве истерической злости он отрешается сделать вкупе с Арандой поездку в Вальядолид, хотя последний и берет на себя все Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 расходы.

Из-за несуразного упорства Фалейру предприятию уже угрожает суровая опасность, как вдруг Аранда получает отрадную известие из Вальядолида: повелитель согласен дать аудиенцию. Начинаются жестокие торги и переговоры из-за комиссионного вознаграждения Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, и исключительно в последнюю минутку, у самых ворот Вальядолида, три напарника приходят, в конце концов, к соглашению. Шкуру медведя честно делят еще до начала охоты. Аранде за его посредничество предоставляется восьмая часть будущих Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 прибылей (из которых Аранда, так же как Магеллан и Фалейру, никогда ни гроша не увидит), и это никак не очень высочайшая плата за услуги умного, энергичного человека. Он знает Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4, как обстоят дела, и умеет за их приняться. Ранее, чем короля, еще неопытного в использовании собственной

большой властью, необходимо привлечь на свою сторону царский совет.

А дела в совете сначала складываются гнусно для проекта Магеллана Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4. Трое из 4 его членов - кардинал Адриан Утрехтский, друг Эразма и будущий папа, царский воспитатель престарелый Гийом де Круа и канцлер Соваж - нидерландцы; их взгляды устремлены сначала на Германию, где испанскому Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 королю Карлосу в не далеком будущем предстоит получить императорскую корону, по этому Габсбурги сделаются властителями всего мира. Эти феодальные аристократы и книголюбы-гуманисты не достаточно заинтересованы в проекте заокеанских поисков, вероятные выгоды которого пошли Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 бы на пользу одной Испании. А единственным испанцем в царском совете и в то же время единственным из его членов, в качестве попечителя Casa de la Contratacion непременно сведущим в вопросах мореплавания, по Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 роковому стечению событий оказывается не кто другой, как прославленный, либо, точнее, несчастный, кардинал Фонсека, епископ Бургосский. Право же, Магеллан был должен порядком ужаснуться, когда Аранда в первый раз именовал ему это Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 имя, ибо всякий мореплаватель знал, что у Колумба в продолжение всей его жизни не было неприятеля более заклятого, чем этот удобный и мелочный кардинал, с глубочайшим недоверием противоборствующий каждому фантастическому плану. Но Магеллану Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 нечего терять - он может только выиграть. С исполненным решимости сердечком и высоко поднятой головой является он на заседание царского совета отстаивать собственный план и добиваться того, в чем он лицезреет свое Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 назначение.

О том, что вышло на знаменательном заседании совета, у нас имеются разноречивые и, в силу собственной разноречивости, ненадежные сведения. Непременно только одно: в осанке этого мускулистого, загорелого человека и Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 в его речах было нечто, с первой же минутки производившее воспоминание. Царским советникам тотчас становится понятно: этот португальский капитан - не из числа пустомель и фантазеров, со времени фуррора Колумба во огромном количестве обивающих Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 пороги дворца. Этот человек вправду поглубже других просочился на восток, и, когда он ведает об , о их географическом положении, их погодных критериях и несметных богатствах, его сведения благодаря знакомству с Вартемой и дружбе Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 с Серрано оказываются достоверней, чем данные всех испанских архивов. Но Магеллан еще не пустил в ход основных козырей. Кивком головы подзывает он собственного раба Энрике, вывезенного с Малакки. С нескрываемым Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 изумлением глядят царские советники на тонкокостого, стройного малайца: человека этой расы они доныне не лицезрели. Говорят, что Магеллан привел с собой к тому же рабыню, уроженку острова Суматры - она гласит и щебечет на Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 непонятном языке так, что кажется, как будто в царский аудиенц-зал залетел разноцветный колибри. Под конец в качестве более весомого резона Магеллан зачитывает письмо собственного друга Франсишку Серрано, сейчас величавого визиря Тернате, в каком Стефан Цвейг Магеллан Цвейг Стефан Магеллан - страница 4 тот пишет: .


stefan-cvejg-magellan-cvejg-stefan-magellan-stranica-4.html
stefan-cvejg-neterpenie-serdca-stranica-3.html
stefan-cvejg-neterpenie-serdca-stranica-9.html